1986-05-10

Чернобыль


                                         «...И спешим  мы на встречу,
                                         К тем, кому так нужны,
                                         К тем, кто болью наполнен...»
                                                          Розенбаум А.
Не знаю, что получится из моих потуг на эти записи... Хотелось бы написать «со смаком» о том, что со мной и всеми нами происходило вес­ною. Но, поддающегося художественному описанию, было очень мало... В основном работали. Так что здесь получились лишь только мои воспомина­ния, частью чьи-то рассказы и впечатления... Успокаивает только одно, что Юра Писаренко вёл подробные записи. И если что, то я всегда могу взять у него почитать их.
10/05/1986 г., Киев.
4/05/1986 г., пгт Песковка.
Приехал я из дому в Киев, уставший как всегда от поездки. Дома са­дили картошку... Такая традиция у нас в семье: встречать 1-е Мая на огороде! Посмотрел «Сан-Ремо в Москве» по телевизору, покурили - посу­дачили... Ребята все говорят, что что-то произошло. Ездили на рыбал­ку,- везде ментовские заслоны. Кто-то вроде бы слышал по «Голосу Аме­рики» о какой-то аварии. Мы даже посмеялись, что опять «Голосу Америки» нужна шумиха на нашу плюгавую перестройку. И я все же уставший, уснул. На первую пару по военно-полевой хирургии не пошел. Мало того, что воскресенье, так еще и усталость какая-то непонятная. Решил, на зло военным, отоспаться.
Разбудили меня ребята. Нас по тревоге забирают неизвестно куда, но говорят, что будет очень интересно. То ли в Бородянку, то ли в Иван­ков?!. Да я и названий-то таких не слышал. В общем, бери смену белья и похавать на сутки, давай быстрее, ведь контролирует военная кафедра! Ну,- думаю,- красота! Значит, ближайшее время занятий не будет, слава тебе Господи! Нам собираться на гульню всего лишь «6 секунд».
Помню, что меня мучила в тот момент только одна мысль: главное взять достаточно сигарет!
Собрались у кафедры радиологии.  Выпили по стакану йода. У 2 наших - сразу отек Квинке!?(кто ж знал как тот йод применять?!) Хорошо, что рядом кафедра челюстно-лицевой хирургии и стоматологии - туда их и за­кинули. Обмерялись радиометрами. Еще нескольких отсеяли. Потом, на месте, уже догадались, что «зашкаливало»... И поехали. Анекдоты, пес­ни. Ну что возьмешь. Молодежжжжжжжжьььььь...
До Бородянки добрались относительно быстро, несмотря на заторы на дорогах. И вот тогда до меня дошло, куда мы попали. Город забит бежен­цами, в прямом смысле слова. Ободранные, общипанные... И, в основном, старики и дети. Нас собрал главный санитарный врач Бородянки и «побе­седовал» о серьезности положения. 26/04/1986 г. 1:23 произошла авария на Чернобыльской АЭС (г.Припять), радиоактивный выброс небольшой мощ­ности. Напомнили, как пользоваться ДП-5А и о симптомах радиационного поражения. Официально предупредили, что указ по борьбе с алкоголизмом на территории 30-киллометровой зоны отменен и мы обязаны «принимать» спиртное (желательно, почему-то красное вино). Затем пошло распределе­ние по сёлам и КПП... Задавал себе вопрос: вот ты знаешь, что можешь попасть в самое трудное место, где РАДИАЦИЯ... Поедешь ли, останешься там, не сорвешься, не струсишь? Ведь это не пули, её не почувствуешь. Сможешь ли? И так и не смог дать однозначного ответа...
Анекдоты и песни «травить» перестали, затихли и вовсю смотрели по сторонам. Никаких великих мыслей и подъема духа я не испытывал. Вот такие дела. Нас: Юру Педана, Юру Писаренка и меня распределили в Пес­ковку (это 3-й этап эвакуации). Больница добротная, трехэтажная. Чис­тюля, как лялечка и пустая,- всех выписали. Отвлекусь: записывать фак­ты теперь очень трудно, т.к. столько передумалось и рассказывал потом неоднократно, дурак... Тем более, сегодня - 9 МАЯ... Нас устроили тоже чудесно, тут же покормили. Расположились и, т.к., нас никто не трогал, пошли смотреть городок. Несмотря на то, что указ отменен, все лике­роводочные точки закрыты и вообще народу на улицах, практически, нет. Нескольких мужиков встретили, так те злятся, что опохмелиться негде.
Пока мы бродили по улицам (бестолковые, потому что «цепляли» на себя «гномиков»), нас уже начали искать. Главный врач Песковской боль­ницы (с красными глазами!!!) снабдил нас троих машиной  «Скорой помо­щи», шофером естественно и - на 3-й этап! Оперативно ребята действуют. В машину и на перекресток. А там - !!!... Столпотворение техники. Пер­вое, что поразило - дым и загазованность. Вдохнул я воздуха и курить сразу перехотелось. «Камазами» вывозят скот, «Икарусами» - население. В кузовах блеют овцы, мычат коровы, орут постовые, водители. И, кроме того, постоянный непонятный гул. Поток машин идет в две колонны, па­раллельно. Моторы не глушат.
Нам не дали и опомниться, сразу вручили один-единственный ДП-5А (дозиметр) на троих и - замеряй дозу на транспорте и у людей. Что уж тут писать?.. Из автобуса в автобус, от машины к машине. Поначалу, как-то ещё пытался разговаривать с водителями, с людьми... Но потом так отупел, что и самому говорить не хотелось. На перекрестке стоит несколько машин «Скорой помощи» из Винницы, Житомира, Львова, Кировог­рада. Ребята здесь с самого начала и успели уже устать от этой суеты. Работы-то для них в принципе никакой,- разве что кому-нибудь станет плохо в этой толчее или милиционер попросит доставить к месту назначе­ния. Метров за сто от перекрестка в лесу развернут медицинский пункт полка «на всякий случай». Стоит военная помывочная, где моют машины и людей, если в том возникает потребность. И от этого страшная сырость. По бокам дороги высочится огромный вековой лес, - отойдешь от дороги метров на тридцать и уже ничего не слышно, гробовая тишина, трава по пояс... Прямо у перекрестка стоит уже полностью пьяная бригада из Ки­ровограда - меняют зараженную одежду на белье военного образца, да ещё умудряются «каллиграфическим» почерком выдавать расписки (мол, после обеззараживания всё возвратим по месту назначения). Ближе к вечеру стало совсем холодно. Многие машины приходится возвращать на поливал­ку,- уровень радиации высокий. Сначала было жалко людей. Некоторые, правда, ехали с юмором. Молодёжи мало. В основном, старики и очень грязные дети. Пригодилось и моё чувство юмора. Правда, надолго меня не хватило. Да и применять его надо было крайне осторожно. Это ж не сек­рет, что и в пораженной зоне присутствовали люди без юмора и которым было уже не до юмора. Дозиметрами пользоваться, как выяснилось, умеем только мы одни. И на нас сразу всё это и свалили. Да, в общем-то и имелся только один дозиметр. Потом, ближе к ночи подъехали ещё два до­зиметриста в ОЗК и респираторах из Кировограда. Особенно сильно холод начал доставать ближе к 12 ночи. Мы и у костра (где жгли-обеззаражива­ли одежду!!!) пробовали греться, но где там...
Начальства я нигде, до того и после, столько не видел. Каждый ста­рался дать ценное указание на что-либо: почему без респиратора, почему без ОЗК, почему нет начальника смены, почему плохо вымыт асфальт... Из машины никто не выходит, но горлопанят здорово. В конце я уже начал потихоньку посылать их к известной матери и они со спокойным сердцем ехали дальше - на страже стоят «свои».
Потом внезапно поток машин прекратился,- затишье. Оказалось, что шофёр, который подвозил воду к помывочной ПСО, напился «до упора» и выпал из трактора. Его уже и били и молили, но толку не добились. Еле-еле к 4 часам утра нашли подмену. И опять потянулись машины... Од­ни милиционеры говорили, что скопилась колонна длинною в 7 км, другие - в 10. Так мы и проходили с дозиметрами до 12 ч дня 5/05. Снова све­тило и грело солнце, но у меня все ощущения уже исчезли. Есть, спать, бояться радиации уже просто не хватало сил:
-Откуда  вы?
...........
-Куда?
...........
-Как самочувствие? Тошнота, рвота, понос есть?
...........
-Дети до 3-х лет, беременные есть?
...........
Обмерял всех и всё. Кого надо,- на санобработку (Норма до 25 mR/час). И в следующий автобус...
5/05/1986 г., Песковка.
А смены-то и нет. И никто ничего не знает. Но слава Богу, поток машин начал редеть и мы (самовольно, а то как же ещё?!) поехали в Пес­ковку, пообедали, с трудом выбили себе холодный душ и... СПАТЬ!
Проспали до 18:00 и опять на перекресток. Поработали до 2 ч ночи и опять смотались в Песковку. Греться.
Кругом анархия и беспорядок. Никто ни к чему не готов. Никто не знает, чем заняться. Милиционеры только в оцеплении. И сейчас, в Кие­ве, на душе одни огрызки, объедки и прочая гадость... Противно...
6/05/1986 г., «Лесная сказка» - санаторий для «атомщиков», где они проходили 2-х-недельный карантин.
Встретил в Иванкове, куда мотнулись (Делать нечего - основной по­ток народа выехал да и народу на перекрестке поприбавилось), Игоря Ка­линиченко. У него растет дочь. Иван Назарук ему 1,5 года как не пишет.
На своих посмотрели,- работают в больнице и пьют водку. Мы, быст­ренько, в свою Песковку. Напугали там до смерти своим видом продавщицу магазина и местных алкашей, взяли ящик пива и водки под «расписку» якобы на КПП «полковнику». Напоили весь личный состав да и сами... А тут куратор подъехал,- хвалит, что мы «вмазанные»!?.
А дальше было уже не интересно,- эпизоды, слухи, сплетни, и работы уже не было...
10/05/1986 г., Киев.
Приехали в Киев. А там на улицах все красиво и празднично одеты и улыбаются... А я бы еще поехал туда и поработал, чтобы снова хотелось спать от усталости... И вобщем-то, это ОБЩЕНИЕ, порой оскорбительное, с большим (невероятно большим!) количеством людей. Что это? Желание славы и почета? Но нас никто почестями не окружал. Наоборот, всё было чересчур очень обыденно, мы просто работали. И нас тоже было много.
Единственное место, где видно в то время было Чернобыльскую траге­дию - это вокзалы. Я, например, уехать домой не смог. Электричка отош­ла, а на перроне столько же народу и осталось..................... Проклятый мир демона Ашуры.
Письма не пишутся, потому что всё уже пережито и «записано» в ан­налы памяти.
12/05/1986 г., Киев.
Опасения относительно Чернобыля подтвердились. Телефонные разгово­ры прослушиваются и, в случае надобности, прерываются...
14/05/1986 г., Киев.
Вчера приехал из Иванкова Виктор и пополнил новыми сведениями. Во­ду из реактора, оказывается, откачали только 2 дня тому назад. Вот те­перь, кажется, я перестал полностью доверять ТВ и прессе. Только – «живой» взгляд. Все остальное - ересь!!!
И к тому же я начинаю привыкать к возможности радиационного пора­жения. Насколько мне помнится, для начала цепной реакции достаточно бывает и одного распада.
Пройдет время, страсти улягутся, сойдет «на нет» ажиотаж вокруг этого события. Как впрочем, прошло и все другое... А люди еще будут погибать...
Наконец-то выступил с заявлением и «Горбатый» по ТВ, будь ты нела­ден!!!
Детей продолжают организованно увозить.
24/05/1986 г., Киев.
Нас посылают на сан.просвет.работу в зону. Сущность прочитанной пе­ред этим лекции, - МОЖНО ВСЕ, НО ЛУЧШЕ НЕ НАДО!!! Эту песню сочинили ребята с нашего курса и вот удалось записать:
Девятые сутки пылает реактор,
Потеет ураном Днепровская степь.
Не падайте духом, наш храбрый куратор,
Вам тоже придется в Чернобыль переть.
   А автоколонны проносятся мимо,
   Летят вертолеты,- ну что за беда?!
   А дикторы скажут, что там все в порядке,
   Что эта активность немного сошла.
А где-то ведь рядом летят гамма-кванты,
Увы, не услышать. Увы, не поймать.
Ведь всех не засунешь в свинцовые банки
И видно придется лишь йод нам глотать.
   На том мы угрюмо идем под Чернобыль
   Увы, не понять нам, в чем наша вина.
   Раздайте таблетки, доцент Горбачева!
   Ведь кто там успеет одеть ОЗК.
   А северный ветер все дует упрямо
И облако смерти на Киев ползет.
Мозги не дурите, начальник Минздрава,
От атомной смерти никто не уйдет.
   Ах, белое солнце, великая сила!!!
   Взлетают плотины, порхают мосты.
   И весь левый берег у Киева смыло,
   На правом остались холмы да столбы.
Не всех откопали, не всех отодрали,
Нас ждут не больницы, нас ждут ордена!
Мелькают Октябрьской знакомые окна,
Детишек с лейкозом везут поезда.
   И мы повзрослели и мы облысели,
   Уехали люди, промчались года.
   Подайте бокалы, мутант Романенко!
   Мутант Буренков, налейте вина.
Автора!!! Отзовитесь, ребята!!!

Комментариев нет:

Отправить комментарий