2010-12-03

«Моя практическая медицина»

Почему меня постоянно зовут в больницу? 
(или Cui bono? Cui prodest?)  

      Я и ранее, когда заходил в больницу, неоднократно выслушивал пожелания о моём возвращении в больницу. Как правило, это озвучивали медсестры и санитарки… В связи с недавними событиями, эти увещевания участились, а со временем ─ стали назойливыми. Я уже не говорю о человеческой стороне вопроса. Я уходил из больницы не просто так, «не с жиру…» Во всём угадывался мой конфликт с начальством и, самое главное, с коллегами. Однако, никто тогда не «рванул на себе рубаху…», а теперь, когда это возможно (и, главное, ни к чему не обязывает!), начинается тягомотина по поводу моего вероятного «возвращения».
     Я достаточно адекватно оцениваю свои возможности, как врача-анестезиолога, но мне кажется, что окружающие совершенно не понимают, о чем идет речь. Вспомним, как это было…

Историческая справка. 
«Я не встречал ни одного человека, 
который был бы доволен своим начальством и зарплатой…»
     Я пережил семь главных врачей (ПАСЯК Владимир Николаевич, ПУСТОВАРОВА Светлана Николаевна, БЛИЗНЮК Николай Дмитриевич, БОЛОТКИН Юрий Петрович, АЛЕКСЕЕНКО Елена Анатольевна, ПОБЫВАЙЛО Сергей Викторович, РУДЕНКО Николай Николаевич). Уволился из больницы в начале августа 2005-го года.
     В 1995 году больницу нашу начало лихорадить: Пасяка В. Н. в течение девяти месяцев плотно допрашивала прокуратура, а Яцыну Игоря Георгиевича (начмед) приговорили к уголовной ответственности и дали срок (т. е., посадили в тюрьму).
     В 1996 г. пришла в главные врачи ПУСТОВАРОВА Светлана Николаевна и мне сразу же «дали по рукам», как заведующему отделением и как врачу-анестезиологу. Меня начало «учить» начальство (в том числе и начмед Виноградова, физиотерапевт по специальности), что такое нейролептаналгезия и атаралгезия!?. Личные ущемления были разного рода  , но что их вспоминать, коли зрение дороже.  Я вынужден был поставить ультиматум: либо прекращают трепать мне нервы, либо я ухожу с должности заведующего. Ну, меня через две недели и «ушли».
Короче говоря, заведующим отделением ИТАР поставили Руденко Н. Н. Но жить врачом еще было можно. В отделении нас работало 4 человека (т. е., круглосуточную работу отделения ИТАР мы могли обеспечивать). Кстати, 1996-й ─ это год, когда Руденко планомерно перестал выходить на работу.
     В 1997 году начались повальные сокращения… Нашего отделения это не коснулось, и на мой тогдашний взгляд уже, напрасно… Отделение ИТАР надо было закрывать еще тогда! Но был жив еще и работал Пасяк В. Н., который это отделение создавал, были показатели, которые «улучшала» «безнаказанная» смертность в нашем в отделении и пр. пр. Показательно можно вспомнить, что когда поступили к нам травмированные китайские подданные, меня отозвали из отпуска, как единственного кто мог оформить правильно документы. Впоследствии Руденко Н. Н. для себя и «приближенных» «выбил» премиальные, которые не коснулись большинства сотрудников, непосредственно участвовавших в оказании помощи…
     Начался период выживания, в прямом смысле слова. Что-то попало тогда творилось в практическом здравоохранении… Один «дневной стационар» в отделении реанимации чего стоит!.. А ведь и такое было.
     Умер Пасяницкий Виктор Григорьевич… Трагически погиб в Сумской больнице.
1998-й встретили невесело (умерли три хирурга ─ для районной больницы это весьма ощутимо!). Шквал забастовок накрыл страну, но врачей от забастовок отлучили уголовной ответственностью. С 1 октября 1998 года меня восстановили в ранге заведующего отделением. Главным врачом еще оставалась Пустоварова С. Н. и меня поставили заведующим, потому что другого просто не было!.. Руденко Н. Н., который уже к тому времени перестал работать, занялся раскручиванием фирмы «Amway» в стенах больницы, а потом и вовсе уволился.
     Весной 1999 г. к нам приставили нового главного врача ─ БЛИЗНЮКА Николая Дмитриевича (из Конотопа родом). Что-то там у Пустоваровой с Жарковым не заладилось и вот её тоже «ушли». Близнюк оказался сокурсником Руденко Н. Н. по Киевскому медучилищу, что повлекло возвращение в больницу (не на работу!) последнего.
     Мы продолжали работать, начались какие-то проблески в отношении будущего.
     2000-й год прошел быстро и незаметно, несмотря на предупреждения о конце света и т.п. Было много работы. Медицина продолжала эффективно и уверенно разваливаться.
     В 2001 году главным врачом стал БОЛОТКИН Юрий Петрович, а начмедом Елена Анатольевна АЛЕКСЕЕНКО (дочь Козило А. И.). Продолжаются проблемы с зарплатой и обеспечением лекарствами… Из средств для наркоза: отечественный фентанил, кетамин, сибазон и дроперидол (даже с тиопенталом начались заморочки) в весьма ограниченном количестве. На сутки в отделении реанимации: 200 мл физ. раствора, 200 мл 5% глюкозы, 500 мл гидроксиэтилкрахмала… На 6 коек… Появилось распоряжение Минздрава о добровольных пожертвованиях. Многие «навострили лыжи» в Ливию. Летом (в июле-августе) этого года я ушел из семьи, на Пролетарскую № 21. Я до сих пор не знаю, как угораздило Болоткина сделать Руденко начмедом?!.
     2002-й год ознаменовался моим официальным разводом (27 июля). Работа «бодрит» укорами в мой адрес. Приехал батя с Юлей. Появились «врачи-призраки» (проявляются только тогда, когда на них смотришь сквозь денежную купюру). Руденко затеял судебную тяжбу против Болоткина, как главного врача (сплошные дрязги, попросту говоря!). Впоследствии он полностью проиграл в суде и выплатил Болоткину за моральный ущерб несколько сотен (а может и тысяч?!) гривен. Введено тестирование медицинских работников на ГГТ (глутамил-гамма-транспептидаза) с целью выявления алкоголизма!
     2003-й год начался с изменений моего семейного положения. Варвара поступила в институт дизайна. Приобрел в кредит компьютер! А, вообще, президен Кучма Л. Д. 2003 год объявил годом борьбы с коррупцией в медицине! А главным врачом становится после Елены Анатольевны ПОБИВАЙЛО Сергей Викторович.
     В декабре приехала комиссия разбираться по Руденко Н. Н. (случаи отсутствия на рабочем месте). После скандального разбирательства с комиссией КРУ, опять увольняюсь с должности заведующего отделением и Новый Год встречаю, как простой анестезиолог, вспоминая 1995-й год!
     2004-й год ─ обманный! Меня всё-таки убеждают сохранить заведование с надеждой, что найдут управу на Руденко Н.Н. Не нашли… Наоборот, добавили Руденко Н. Н. 70% хирургической активности к зарплате. Вот тут уже у меня сил оставаться заведующим не набралось… Начал сильно злоупотреблять алкоголем. 29 октября умер Вася Рева.
     Даже в дневнике я как-то упустил, когда главным врачом стал Колюня (!?). Меня это не сильно взволновало, и не удивило. А надо бы было?!.
     2005-й год. И очередной раз претензии ко мне начальства! В лице Руденко Н. Н. Пишу не для жалобщинки, а чтобы запомнить. Я, между прочим, таким образом, составил недостатки смежных служб по отношению к отделению в реанимации. Я опоздал на работу. Меня спрашивают при скоплении народа: «Почему?» Я: «Любой мой ответ вызовет негативную реакцию с вашей стороны. Но, однако, хочу заметить, что я ни разу не слышал с Вашей стороны замечаний такого рода моим коллегам, в моем присутствии (в т.ч. и в бытность мою зав. отделением)?!»:
     Почему, например, Руденку можно было покидать отделение  (и сейчас можно) и вместо него дежурил Герасимец (а теперь - Бардюк), а мне нельзя?!
     Почему, например, никто, кроме меня, не дожидался сменщика (как то и положено), а мне нельзя?!
     Почему Пасяку В. Н. можно приходить на работу позже и отлучаться с работы на неопределенное время (в том числе и не оставляя адреса), а мне категорически запрещено?!
     Почему, когда я опаздывал подписывать требования на наркотики на 15-20 мин., устраивались взбучки моей старшей медсестре, а нынешнему руководству никаких претензий не предъявляется?!
     Почему, в бытность мною зав. отделением, мне постоянно предъявляли претензии, что у меня лежат непрофильные больные? А теперь приходя на дежурство я могу наблюдать такую картину: заняты 7 коек и ни одного профильного больного?!
     Почему меня проверяют на отработку рабочего времени (в т. ч., пожилая санитарка, пряча глаза, вынуждена будить меня в половине второго ночи, чтобы выяснить, на работе ли я и в каком виде нахожусь)?!
     Почему, в разговорах, я часто слышу: «Ну, ты ж понимаешь, это ж Руденко   – его ж все знают… Ну, ты ж понимаешь, это ж Пасяк – он обидится…»?!
 П О Ч Е М У ? 
     Чем я заслужил такое пристальное внимание? Что за хуйня?!
     В результате Руденко Н. Н. снял с меня 40% надбавки за хирургическую активность, которую я честно заработал в прошлом году.
     И вот, я задумался, как жить дальше, что делать…
* * *
     Меня вот интересует, а будет ли кто-то нести ответственность за содеянное, или как со всем остальным у нас в государстве?!. Только я хочу заметить, что я не государство,- я гораздо мельче и агрессивнее. Я ведь уходил не сиюминутной прихоти и не с тайным желанием... Я уходил по убеждению, что «таким образом работать нельзя». Так вот, за развал медицины никто ответственности не понёс из начальства, что же мне там делать, в этой, непослушной законам, пустоши!?.
     Большинство считает (а это заблуждение!), что врач-анестезиолог ─ это верхушка пирамиды медицинской помощи, что врач-анестезиолог ─ это элита медицины в плане медицинских знаний (образованности, навыков и т.п.). Отсюда напрашивается вывод, что если вернуть грамотного врача-анестезиолога в лоно больницы, то люди (пациенты) от этого только выиграют. 
     К сожалению, тут много лукавства. Ну, во-первых, один в поле не воин (в том числе, и врач-анестезиолог). Медицина в районе на сегодняшний день такова, что работать не с кем. Я не вижу смысла разгребать эти авгиевы конюшни. Во-вторых, я не хочу попадать в разряд «карманных» анестезиологов широкого профиля, решающего любые проблемы (от перелома ногтей до истерики у тещиной бабушки) – да, и не мой профиль уже… Последнее происходит потому, что ОИТАР работает круглосуточно и там больше всего аппаратуры и средств оказания помощи «на любой вкус». Туда будут обращаться все. Но беда не в том, что обращаться будут все (это всё-таки неплохо!), а беда в том, что больными будут вынуждены заниматься сотрудники этого отделения. Это, в корне, неправильно! В-третьих, отделение нужно уже давным-давно было закрыть. Если быть точным, закрыть надо было еще в прошлом тысячелетии…
Его надо закрывать по нескольким причинам. Во-первых, отделение такого профиля совершенно не положено на количество коек нашей районной больницы. Во-вторых, оно очень мощно вытягивает средства из бюджета больницы (если не ошибаюсь, в настоящее время койка в реанимации Кролевецкой ЦРБ обходится в 2.000,00 гривен за сутки. В-третьих, оно развращает работающих еще врачей, в прямом смысле слова. В смысле, переправил «непонятного» и нестабильного больного в реанимацию, где он как правило благополучно умирает, и ответственности никакой.
     Перспективы приглашения на работу…
     Непонятно, как можно приглашать врача на работу в больницу, из которой в последнее время выводят в наручниках (или просто выгоняют) главных врачей?!. Непонятно, как можно приглашать работать врача в больницу, в которой нет средств для оказания помощи ?!. Непонятно, как можно приглашать врача в больницу, в которой открывается всё больше аптечных киосков и всё больше сокращают коек и увольняют медицинский персонал?!. Непонятно, как можно приглашать медиков на работу в больницу, где больные тратят на лекарства непомерные деньги (поскольку цены на лекарства несоизмеримы с доходами, то люди тратят деньги не на лекарства, а на похороны)?!. Непонятно, как можно приглашать на работу медицинский персонал, который делает вид, что не понимает, какая у него будет заработная плата (это весьма существенное замечание на сегодняшний день, поскольку мы всё чаще слышим, что "за такую зарплату, как у нас, сам себя и лечите")?! Непонятно, как может существовать больница, в которой медицинский персонал бродит (бродит по территории больницы!!!) с такой же скоростью, как и больные (со скоростью менее 1 км в час)?!. Непонятно, как можно приглашать на работу в больницу, которую хают в лицах (и без оных!)?!. Непонятно, как можно собирать врачей в больницу, которую предполагают вскоре закрыть?!. Как вообще можно приезжать в город, который ненавидит медицину?!. Непонятно, как вообще можно понять этот бедлам?!. И так далее, и тому подобное…
     В больницу не подобраться, ─ она как режимный объект! Она окружена бордюрами и пихтовым забором (слава Богу, что не колючей проволокой!). Огромные поля травы, которые надо косить. Клумбы цветов, над которыми вынуждены трудиться медики (красиво!). А надо бы расширить подъездные пути, чтобы люди могли добираться прямо к приемному покою и прочим отделениям. Надо вместо этих полей, которых у нас и так хватает вполне, строить стоянки для машин!!! Время идет вперед и человек теперь уже передвигается не только с помощью конечностей и велосипеда…
     Я тут обрисовал трагичное и ужасное положение, в котором находится, практически, вся украинская медицина. Но я не безысходность хотел тут изобразить, а задачи, которые можно (и нужно!) решать только всем миром, ─ всем населением, включая все ветви власти. Но этого нужно и захотеть всем миром!!! Но наш «мир» думает, что на Каймановых островах его встретят более приветливей и результативней, чем в родных пенатах. Для этого он копит деньги, а не для реалий нашего города…
     Ну, и самое последнее. Я прекрасно помню и знаю, как наше государство «благодарит» и «награждает» своих простых честных сограждан. Не Родина, а, именно, государство. Потому у меня и возникает много сомнений по поводу выхода на работу…
● ● ●
Я не сразу публикую этот опус в блоге. Не хочу будоражить «общественность», чтобы подавать им аргументы на блюдечке … Не хочу также и «ломать» чью-либо карьеру. Ведь и. о. главного врача назначается на т. н. испытательный срок. Зачем давать чиновничьему племени козыри при так зыбком положении данного конкретного человека!?.

Комментариев нет:

Отправить комментарий