2011-12-31

Песня из кинофильма "Небеса обетованные"

video

Господи, ни охнуть, ни вздохнуть,–
дни летят в метельной круговерти.
Жизнь — тропинка от рожденья к смерти,
смутный, скрытный, одинокий путь.
Господи, ни охнуть, ни вздохнуть!

Снег. И мы беседуем вдвоем,
Как нам одолеть большую зиму…
Одолеть ее необходимо,
Чтобы вновь весной услышать гром.
Господи, спасибо, что живем!

Мы выходим вместе в снегопад.
И четыре оттиска за нами,
Отпечатанные башмаками,
Неотвязно следуя, следят…
Господи, как я метели рад!

Где же мои первые следы?
Занесло начальную дорогу,
Заметет остаток понемногу
Милостью отзывчивой судьбы.
Господи, спасибо за подмогу!

Я, к сожалению, не знаю автора… Это песня из кинофильма «Небеса обетованные». Я его смотрел четыре раза и ни разу (ни разу!!!) её не слышал!!!???...

2011-12-26

Ви́рши. "Загадки оптимизма"

Я, блядь, всегда лучился оптимизмом!
И от добра я не искал добра…
Но сломлен жизни был долбоебизмом
И вместе с матом провалился в никуда.
     А вместо денег получил я катаклизмы:
     Бля, в мире кризис, во дворе говно!
     И ни хуя не помогли мне афоризмы
     Бернарда Шоу и Дени Дидро…
И вот сижу я, декабрём потею!
В календаре давным-давно зима!
Ну, снег там всякий, гололёд, метели…
А у меня лишь дождь
                                 и полный двор говна!
     И вот я думаю, с украдкой и оглядкой,
     Что в оптимизме скрыта западня!
     Не деньги главное, я выражаюсь кратко:
     Пришёл пиздец… Ура! Ура! Ура!!!


2011-12-20

Конкретно про сам тоннель!

Для Valenta и не только…
Всё, что я пишу в блоге, пишу про себя и от своего лица. Все рассуждения и умозаключения, даже мат, ― это всё из меня, переварено мной. Я, как и вся нормальная медицина (подчеркиваю, нормальная традиционная) не терплю сослагательных наклонений. В реанимационном отделении пробатрачил почти 20 лет. Всему приходит конец, и я тоже «сгорел» ― есть такой синдром выгорания…
Вот вы пишите, что сейчас «покруче стало…». Это не круто! Это обыкновенное хамство и обычное течение процесса, который начался еще с «великого демократа» Горбачёва, сдекларировавшего: «РАЗРЕШЕНО ВСЁ, ЧТО НЕ ЗАПРЕЩЕНО». Я был непосредственным участником этого процесса, изнутри больницы всё это видел.
А что же было запрещено!?. То, что запрещено, было записано в уголовных и пр. кодексах. «10 заповедей» как-то выпали из этого действа, хотя церкви и колокольни начали строить вовсю. И даже многие бандиты стали произносить библейское: первым в рай вошел не Христос, а разбойник (уж, где они это выудили, одному Богу известно ― кто-то же подсказал!..). Другими словами, перестали соблюдаться т. н. неписанные законы!.. Это моё личное мнение.
А что же всё-таки было не запрещено!?. Не запрещено было «благодарить». Взяткодатели всё же были прописаны в кодексах, а благодарители ― нет… Частная собственность не была запрещена, оказывается, тоже…
Как хлюпнуло всё это в мир!... То, что «не запрещено».
И вот начали появляться «врачи-призраки» ― они проявляются только тогда, когда смотришь на них через денежную купюру. А народ-то молчал!!! Мало того, давать начал вовсю, думая, что деньги лечат!?. Ну, не абсурд ли!?.
Безусловно же, что глупо…
Что ж тут неясного!?.
И вот они сразу появились ― «их милости», «их сиятельства». Но они же не с неба попадали!.. Вот они, конкретные люди, выросшие в соседнем доме, на соседней улице, в такой же «хрущёвке» или бараке.
Если раньше их «положено» было презирать, то теперь их («предприимчивых») стало «положено» уважать! Смог слямзить, значит, «предприимчивый»!. Смог объегорить ― «предприимчивый». Эти «незапрещённые» ниши сразу же заняли негодяи и шарлатаны. Они появились с железной необходимостью ― природа не терпит пустот. Аферисты как-то исподволь объявили себя купечеством, фабрикантами и пр. Появилось и прочно вошло в обиход слово «лох»…
А что мы их не знали!?. ЗНАЛИ! Всех их мы знали, и не с самой лучшей стороны. Знали поимённо (вот о чём я и говорил в своих заметках!). И мы их всех «уважали». Если и не уважали (как, например, я), то всё равно не пресекали их «деятельность» и «предпринимательство»… Всё как-то руки не доходили. Короче говоря, мы сами их создали и разрешили им… Мы же все думали, что и нам попадёт! Но «сладких пряников всегда не хватает на всех».
Вот тут начали вспоминать и про совесть, и про долг, и про клятву Гиппократа…
Вы вдумайтесь в свои слова: взывать к совести негодяя!?. Говорить о долге с нечистым на руку!?. Толковать про клятву Гиппократа с призраком!?.
Безусловно же, что глупо…
Что ж тут неясного!?.
Мне некогда было думать о больнице вообще тогда…
Меня от комсомола выбрали в районные депутаты ― силком, без моего желания (если Вы помните то время, поймёте ― 91-й год!). Моим соперником был зрелый мужчина с соседней улицы и более достойный, но «партайгеноссы» местные «выбрали» меня. Во время одного из заседаний «районной думы» до райкома не подпустили три раза машину «Скорой помощи»… Пока я «заседал», умер ребенок в детском отделении. Тогда (еще тогда!) в больнице было полным полно врачей: хирурги, педиатры, терапевты, невропатологи, инфекционисты, кардиологи. И ребёнок был в терминальной стадии, и из семьи был из неблагополучной, и я был в неблагоприятном месте... Больше я на заседания не ходил, ― так кончилось для меня депутатство и депутаты. Вот так я не оправдал ни «начальственных» надежд, ни «гиппократовых». Я не собираюсь, подобно Руссо, доставать всех своих скелетов из шкафа. Я с ними буду доживать свой век, но вот этот фактический случай привожу для того, чтобы вы уяснили, что не все и не везде потакают обстоятельствам. Жертвами становятся, ― это правда, но не соглашаются с навязанным «порядком» вещей. Это не порядок, это ― анархия и мутная вода, в которой начинает воровать даже благопристойное прежде население!
Вот Вы говорите «природа-матушка чудит»… Так она же не только с пациентом «чудит», но и с врачом «чудит», и с начальством (короче говоря, со всеми!) ― тоже ж люди… Ведь не врач же виноват, что «оголили» дежурство в родильном отделении!?. Нормальный врач всё равно попытался бы приложить усилия к пациенту, даже если заболевание несовместимо с жизнью. С другой стороны, уставший врач вполне мог бы заснуть даже над истошно вопящим больным, ― просто отключиться. У меня такое бывало неоднократно.
Гуманность профессии ― миф такой же, как и совесть для большинства… как это ни цинично звучит. Кто же будет «гнать его поганой метлой», когда все приняли для себя, что должна быть «достойной» ЗАРПЛАТА!?. Достойная, в моём понимании ― больше, чем у других. Или какая!?.
Это опасное, между прочим, заблуждение и привело неминуемо к нашим печальным последствиям. Ну, нельзя летать на личном самолёте, когда пенсионеру жрать нечего, а ребёнку садика нет. Нельзя, потому что не этично. Не по-человечески. Надо ограничивать «бизнесмену» себя, ни смотря ни на что (это если совесть иметь ввиду) ― а этого же нет!.. Поэтому нельзя им этого и позволять, поскольку с количеством денег совесть расплющивается под их тяжестью, высыхает и испаряется. Я умолчу о провоцировании богатством всяких безобразий.
Не о зарплате речь, по-моему, и не о гумманости (которая, между прочим, не является врожденной!). Тут разговор о другом.
Несмотря на большое количество необразованных, малограмотных и нерадивых, есть и нормальные врачи (гуманные). Они еще есть, что я Вас убеждаю в очевидном!?. Вот их надо лелеять (беречь, то есть)… Мы все знаем их фамилии и адреса. Кто их будет, кроме нас беречь? Они не выдерживают пытки Минздравом и окружающими ― уезжают, исчезают, наконец. И вот ― результат.
Не отблагодарят люди ― нечем! Они нищи!!! Но денежная нищета ничто, в сравнении с нищетой духовной… Пока мы копили материальные ценности (в т. ч. и пеклись о доходах), мы всё загубили в себе человеческое ― в нас поселились злость, обида и зависть…
Так, что деньгами уже пробовали ― не лечат они, ― не вышло… Всё равно они (нормальные) уходят, а остаются те, кто деньги берут и не умеют лечить. Значит, не в деньгах дело… Как и какой Вы вообще себе представляете ценник на товаре «милосердие», «соучастие»?.. Дело в людях! Может быть, я непонятно излагаю!?. Тогда надо заканчивать этот монолог…
PS. Да, в конце еще хотелось бы поговорить об огороде…
Нет, ночью огород я не пахал и не садил. Мне всегда приходилось его садить либо после, либо перед дежурством (график дежурств ― неумолимая вещь). На свежем воздухе тоже приходилось бывать редко, хоть это и полезно. От свежего воздуха у меня и нынче голова побаливает…
Но!
Меня снимали с крыши, меня доставали из погреба, меня извлекали из сарая, меня находили возле речки, выводили из кинотеатра, забирали из ресторана, с огорода, посреди улицы. Короче говоря, меня всегда забирали в самое неподходящее время, в самых неожиданных местах. И никто не «задумывался», как и где я буду умываться перед поездкой, есть ли вообще у меня в доме вода, спал ли я, ел ли я и т. д. и т. п.!!!???
Что же Вы хотите сказать, что это Минздрав или главный врач так распорядились!?. Нет, это делали вполне конкретные люди, мои знакомые…
Я живу в дурдоме, но если бы Вы знали, как только мне не хочется становится его пациентом…

2011-12-18

Насчет «света в конце туннеля».

Вот, как чувствовал, что не обойдётся одной заметкой.
А всё ведь только оттого, что не хотят «пораскинуть мозгами»…
Превалирует «мы все умрём», «всё безнадёжно плохо» и т. п. А ведь не всё так плохо. Плохо, что мы не задумываемся, что должно́ делать!
В предыдущих опусах я коснулся самого здравоохранения и лиц, им управляющих. Вот, дошла очередь и до остальной части населения, которая вне больницы (пока!). Вот о них, родимых, речь.
А что же они?
А ничего! Живут, слава Богу и радуются… пока не заболеют.
А у нас всегда же так! У нас всё почему-то внезапно… Озарение ― внезапно, зима с весною ― внезапно (лето и осень, как раз, наступают у нас постепенно), горе ― отвесною пропастью всегда, радость ― как снег на голову, понос ― как бандит из подворотни и т. д. и т. п. Короче говоря, всё у нас происходит «не во́время»! Во всяком случае, нам так кажется.
И нам так же кажется, что это только с нами одними такое приключилось. У других, если горе, ― то полегче, если радость, ― то побольше. А у нас ― масштабнее и неожиданнее только горе да неприятности.
Но успокойтесь, всё это происходит с нами, как раз, очень даже во́время. Как раз тогда, когда нужно и никак иначе. Вот, уже когда исчерпался лимит разгильдяйства, вот и вляпались! Только проанализировать всё это надо тщательнейшим образом, а не суетиться и сетовать.
Кто же виноват, что ты заболел!?. Только ты же и виноват, и всего делов-то. Думал, что один заболел, а оказывается, что там уже лежит три хилых сотни и многим гораздо хуже тебя.
Ах, блядь, какое западло!?. Непруха какая второсортная!.. От же ж, ёбаный в рот, как скрутило. А их никого на работе нету.
А те кто есть, так либо тупые, либо в хлам, в душу мать и потроха…
А сам, что творил до сего времени!?.
Учился как попало…
Девок портил, почём зря…
Бухал, падла…
Мамку ругал, что родила не в той стране…
На отца норовил «наехать», что тупой и затурканный, а не продвинутый метросексуал…
Кирпу свою тщеславную так выгибал, что кадык соседям дышать мешал!..
Жену мытарил копеечными чувствами…
Налоги мизерные платил…
Спиздить всё норовил…
Работу «спустя рукава»…, а хули!
Действительно, а что на наш век не хватит!?.
Не хватило «на наш век»… и до самого века аж еще и не видать без бинокля!
― Так, а что ж я один такой, в смысле плохой!? ― вопит болезный…
Нет, не один ― почти все такие же, только в разных временных рамках попадают в халепу! Все. Все учились… девок… бухло… ругались… претензии… жену… налоги… спиздить… халява…
Где же вы, давшие клятву Гиппократа (слово вспоминается греческое)!? Гиппократ представился давным давно, и те, кто клятву придумали ― давным давно отмучились. И клятву ему, оказывается, никто не даёт уже давно…  Ох ты, Господи, чтож они бездушные… суки… падлы… КЛЯТВОПРЕСТУПНИКИ! Во!!!
Ну, ладно, злоба проходит, а боль пуще прежнего разгорается! Уже и денег готов давать кому ни попадя, лишь бы отпустило хотя бы малость самую!.. Некому дать!
И что же делать!?.
Постоянно, заметьте, задают этот вопрос!..
А до этого ведь было время подумать и поводы были (мать болела, сестра лежала в «инфекции», ребёнка на прививки водил в детскую поликлинику). Когда деньги стяжали за прохождение очередной комиссии, совсем же другие мысли на ум приходили!?. 
А в этот момент, когда адреналин зашкаливает, смотри ж ты, мысли пакостные лезут, даже «философские»!!!...
Не думал, да и после всего этого (даже если выздоровеет!) думать не захочет!!! И дальше будет лепетать, по пьяне и в трезвом недоумии, что врачи ― пидорасы и гандоны, взяточники и тупорылые… Дальше будет… вытворять то же самое.
Да, и хуй бы с ним, если бы что-нибудь вытворял, а то ведь портачить будет далее. И дальше будет норовить спиздить, да поболе. Пока не заболеет. И так с каждым из нас. С каж-дым!!!
И дальше будет носить деньги на базар, в магазин, оптовый склад. Покупать будет для наслаждения жизнью… пока не заболеет. А затем умрёт, что и мечтал повседневно, выискивая в интернете дату апокалипсиса.
Кола жил, Кола умер…
* * *
О каком «свете в конце тоннеля» с таким можно вести речь!?. Ни одной мысли путной за душой не было и не предвидится, а туда же: в божий промысел норовит.
Все же мы друг возле дружки, как осетры на нересте, трёмся. Что слесарь, что водитель, что прочая «интеллигенция»… Так что ж вы медсестру, у которой ручки должны быть бархатистыми, чтобы укольчик, значит, мяконько вам залепить, на огород загнать с мотыгой норовите!?. Что ж вы врача кирпичи класть, а то и раствор помешать совковой лопаткой заставить хотите, чтобы понял величие труда пролетарского!?. А?
Что ж вы хирургу, у которого шов в руках шелестит похлеще, чем нить ариаднина, топор в руки всучить стараетесь!?. А потом, когда он топором намашется, спросить его лукаво: это тебе не шприцом мотылять, верно?!. И тут же ж и проконсультироваться по поводу своего застарелого цирроза или артрита. Да, говном полить эту медицину и нехристей, в ей засевших!?.
Вот и я о себе родимом печусь, потому и пишу тут.
Ежели не будем думать, таки действительно перестреляем вскорости друг друга. Конкретные люди, друг друга!
А если соберёмся на совет да покумекаем, то может и найдем безболезненные точки соприкосновения!?.

2011-12-17

Разъяснения про свет в конце тоннеля

«…Медицина поистине есть самое благородное из всех искусств. Жизнь коротка, путь искусства врачевания долог, удобный случай скоропреходящ, опыт обманчив, суждение трудно. Поэтому не только сам врач должен употреблять в дело всё, что необходимо, но и сам больной и окружающие и все внешние обстоятельства должны способствовать врачу и его деятельности. Врач, знающий только медицину, не знает медицины».

«Я не буду предсказывать счастье, удовлетворять нездоровое любопытство, изумлять или мистифицировать. Я даю советы только тем, кто имеет проблему и чувствует потребность в помощи. Вместо предсказаний и прогнозов, я пытаюсь установить правильное мышление, которое поможет смягчить или полностью устранить неблагоприятные тенденции… я придерживаюсь точки зрения свободной воли и эмоционального самоконтроля в противоположность фатализму и предопределенности».

Гиппократ.


Насчет «света в конце туннеля».

У Сократа есть замечательное выражение «Я не знаю, что надо делать… Но я очень хорошо знаю, чего не надо делать». Так вот, чтобы до этого дойти, Сократу, наверняка, приходилось много думать. Этого и я прошу. ДУМАТЬ! Люди не хотят думать и скатываются в мнимый апокалипсис («мы все умрём»), а он уже существует давным-давно и работает круглосуточно!

Что до меня, то клятва, приписываемая Гиппократу более надумана, чем существовала в действительности. Скорее всего, она была изобретена его нерадивыми учениками на основании его мудрствований… Ну, какая, на хуй, могла быть клятва в те времена!?. Я уж и говорить не хочу о том, что в среде порядочных философов клясться, до сих пор, считается дурным тоном. Ведь клятва, сама по себе, предполагает измену. Но не будем отвлекаться.

Так вот, что я хотел сказать своим опусом (а обращался я непосредственно к жителям города Кролевец)? Да только то, чтобы они сами занялись обустройством своего места проживания!!! Ну, никакой глава гос. администрации не будет устанавливать порядки в клинических отделениях местной больницы. Режьте меня на ленты, ― не будет! У него одних только совещаний расписано на год вперед «полная жопа огурцов»!!!

Во-первых, он понятия не имеет, как оно работает, это отделение. Люди с председательской железой вообще мало понимают в таких вещах, как медицина… Во-вторых, советники, которых они набирают себе в помощь (это, кстати, отдельная тема ― как можно, по трезвому, приобретать таких помощников!?), и того более далеки от понимания, что медицина из себя представляет (в том смысле, что «путь искусства … долог, удобный случай скоропреходящ, опыт обманчив, суждение трудно») ― что может понять рогатый скот в таком изумительном изяществе и что он может выдать «на гора́», кроме мычания!?. А Вы, кстати, обратите внимание, как лицо властьпридержащего, при произнесении указанных слов, приобретает бычье выражение и поведение тоже становится быковатым. А уж «свободная воля и эмоциональный самоконтроль» так и вообще повергают оного в «хрустальный мрак бокала»! В-третьих, и что самое главное, никто из властьимущих и не хочет заниматься этой проблемой! На кой хуй им этот головняк и приключения на жопу!?.

Вот, что я хочу, чтобы поняли люди. Срать управленцы хотели на процесс (а говна у них предостаточно), в отличие от разумного поручика Ржевского [1]. Их интересуют только упаковка (уборка территории больницы на субботниках) и результаты (в виде «хороших» показателей), которые позволяют получить достаточное государственное финансирование. Последнее они рачительно направляют в свои карманы, чему несказанно радуются, и дома и на работе.

Я лишь хотел сказать, что общество просто обязано заботиться о детях и стариках (а они наиболее беспомощны, тем более, когда заболевают)! И если какая-то сука кудлатая вздумала брать мзду в виде «благодійних внесків», то пресечь это должны́ наши и тут же. Для этого не надо ехать в столицы и прочие «пальмиры». Вот тут, на месте, и решаются все вопросы. Мы же всех их поимённо знаем. Всех этих местечковых недоумков очень хорошо знаем в лицо! Мы все их очень хорошо знаем, повторяю. Не надо для этого перекрывать рельсы собственными телами. И то, что Пиндос Дристопхаевич Мудозвонов ― подлец местного масштаба, ― знать всем нам необходимо и должно́. И ему обязательно это надо знать, чтобы земля у него под ногами горела, в прямом и переносном смысле слова. И его секретарше, Засцыке Мордоблудовне Говноедовой, также необходимо ориентироваться в настроениях народа! И, упаси Боже, их перевоспитывать…

После этого санитарке в страшном сне не привидится предлагать пластиковые бахилы по рублю за пару посетителям, чтобы они не нарушали микробиоценоз больницы! И никакая шишколобая конторская крыса не заставит её это сделать.

И никакой главный врач не позволит себе, даже в пьяном угаре, сказать, что «денег на лекарства и аппаратуру нет и мы завтра больницу закрываем». Потому что не будет у него иномарки, жрущей дорогостоющее топливо на наших разухабленных дорогах. Потому что колеса надобно ему пробить очень мощными и ржавыми гвоздями, а не водку с ним хлестать, думая, что он вам поможет, когда вы заболеете. Дома у него трёхэтажного не будет с двухметровым забором, на содержание и ремонт которого уходит львиная доля больничного бюджета. Жена его, после действий такого рода, должна бояться выходить на улицу (про стыд я умолчу!). И чугуннорылые его замы не будут подражать ему, а нормальные люди будут стыдиться идти на такую мерзкую должность и детям своим вталдычивать такую вот филососфию.

Только тогда нашим родителям будет спокойно житься на этой конкретной земле ― и вот только тогда эта земля разрешит нам считать её нашей родиной.

Я пил в больнице (в т. ч. и водку), я ел в больнице, я праздновал свои дни рождения в больнице, я спал в больнице, я опаздывал на работу в больницу, я за полночь уходил из больницы, я развёлся в больнице, я вновь женился в больнице, я лечил в больнице, я жил в больнице, вместе с остальными (и больными, в том числе). Меня наказывали в больнице, у меня погибали в больнице, у меня выздоравливали в больнице. Вообще, у меня много чего случилось в больнице. В боль-ни-це! За что мне быть обезьяной!?.

Я заслужил право так говорить и я знаю, чего не надо делать.

«― Не извольте беспокоиться, мессир, ― отозвался Азазелло и обратился к Варенухе: ― Хамить не надо по телефону. Лгать не надо по телефону. Понятно? Не будете больше этим заниматься?» [2]

Вот этого и другого, общечеловечески-понятного (описанного в 10-ти заповедях, кстати), делать не надо.

Другое дело, что мы не слушаем и не слышим…

Другое дело, что мы не хотим умирать в одиночестве…

И поэтому эта сутолока продолжается долгое время.

И я также знаю, что всё, в этом мире, конечно (2-й закон термодинамики), ― так что и это пройдет, как и всё в подлунном мире…

Я думаю, Янукович иже с ними только «подпрыгнули бы в бане от восторга», что в некоем Залупинске, построили нормальное здравоохранение ― могут же, блядь!..






[1] Вопрос: поручик Ржевский, вы любите детей. Ответ: Нет. Но сам процесс… (анекдот)
[2] Булгаков М. А. «Мастер и Маргарита».


2011-12-15

Какое говно вкуснее?

«Какое говно вкуснее?»
Вождь: Настали тяжелые времена для племени.
В связи с этим, у меня есть две новости ―
одна хороша, другая плохая.
Плохая: грядёт голод и нам всем
придётся есть только говно…
Хорошая: вождь знает, где много говна!
Анекдот.
* * *
Я не могу не говорить о нынешней медицине…
Тем более, что за этим, сиюминутным, скрывается далёкое наше будущее, в которое заглядывать никто не хочет. Мы все умрём! ― так убеждено большинство (и не без оснований). И умирает… большинство (как оказывается, тоже не без оснований!). Все мы в конце концов присоединяемся к большинству, потому что мёртвых всё таки больше!
Вот, эти все вопросы касаются медицины и, как оказалось, касаются меня тоже! Я здесь живу.
Мне интересно об этом размышлять, но мне смешно об этом рассуждать…
Мне интересно об этом говорить со своими соотечественниками, но я испытываю мрачное веселье от их реакции (ведь я изучал историю медицины)…
Но самое главное, мне страшно, когда я вижу результаты!

* * *
До меня дошли слухи (очередной, уже который раз!), что больницу собираются закрывать… Очередной, уже который раз, повторяю, что больницы в районе давно уже нет! Это надо понять, иначе путаница будет продолжаться еще очень долгое время…
Итак, больницы нет. Есть некоторый участок территории района. И есть некоторое количество людей, которые ходят в район конца бульвара Шевченко, находятся там некоторое время (кто в качестве мед. персонала, кто ― в качестве пациентов) и получают с этого некоторую пользу. Которые мед. персонал, ― получают видимость заработной платы (приблизительно $100,00 в месяц), которые пациенты ― видимость выздоровления (также, приблизительно, за $100,00 в месяц) [1].
Как видно из приведенных данных, обе половины населения, вращающегося в этом районе города, платят друг другу зарплату. Это заведение, как церковь в советские времена, отделено от государства. Оно может и было бы хорошо, но этот предприимчивый сектор оказывается почти что неконтролируемым и там происходят всяческого рода нелицеприятные вещи.
Поэтому же, оттуда проистекают и совершенно нелепые слухи и сплетни, потому что ничего же неизвестно достоверно. Значит, одни вроде бы дают медикам взятки (на поверку оказывается, ничего подобного!), а другие получают вроде бы лечение (на поверку также оказывается, что ничего подобного!). Но там вроде бы крутится некоторое количество, типа, больших денег и куда-то как бы эти деньги утекают… Все «сообщения» (которых на поверку оказывается никаких и нет!) пестрят словами «вроде бы», «как будто», «что-то такое» и т. п.
На деле же оказывается, что там, в больнице, круглый год (и уже не один год!) ― глупая беспросветная ночь.
У мед. персонала постоянно уставший вид фигуры и все виды искривления осанки, вызывающие ортопедическую дрожь. На лице ― тревога, паника, смятение и страх. Глаза полуприкрыты, ничего не разобрать… При общении, сквозь зубы, иногда проскальзывает интеллект в виде грубой латыни. И вот это…, постоянное…, желание ― убежать, скрыться, схорониться в ближайших брянских лесах…
А у пациентов!? У этих тоже ― фигура, излучающая все виды душевной и физической боли, все виды искривления осанки, вызывающие, уже хирургическую, дрожь (доводящую иногда до операций!). На лице ― омерзение, под веками и под ногтями ― траур, в глазах ― скверна, душа осушена болезнью и тело ― ненавистью. При общении, сквозь зубы, иногда проскальзывает интеллект в виде грубого мата. И вот это…, постоянное…, желание ― убежать, скрыться, схорониться в ближайших брянских лесах…
Обе части больничного населения, как оказывается, находятся в ужасном состоянии, требующем неотложной финансовой, социальной и психиатрической помощи, сразу вместе и по высшему разряду…
Это ― факт.
Так что слухи о том, что это заведение постсоветского бизнеса в ближайшее время будут закрывать, не выдерживает никакой критики. Ведь нельзя же обе этих части населения выпускать в остальное общество (некая третья часть) ― они же социально опасны! Кроме того, это же ― «нужные» и «взаимодополняемые» друг друга люди ― медики и пациенты… Их нельзя же и друг от друга отделять ― помрут друг без друга, напрочь.
Эту зону больницы и закрывать пока никак нельзя, но и попадать туда никак пока нежелательно.
Всё остальное население находится тоже «по обе стороны баррикад»! Одни уже побывали в этой «зоне» и соскользнули с этого призрачного паровоза, других эта «радость» пребывания еще ожидает. И это всё ― мы, без исключения.
Но, должен же быть и «свет в конце тоннеля»…
Кстати, некоторых, очень «мнительных», может, даже очень, обрадовать перспектива закрытия данного учреждения…
Тут тоже, как говорится, всё зависит от точки зрения… Одни уже умерли, другие готовятся, а третьи пока еще живут.
Некоторым свет в конце тоннеля представляется в виде какой-то сказочной частной клиники, показываемой иногда в сериалах для бедных… Некоторым этот образ видится в виде больниц в соседних районах… Но только, опять же заранее, подскажу убогим жителям нашей территории, что везде вас пошлют на… ― точно также, как и в нашем заведении!..
Некоторые слишком долго разглагольствовали над темой «земских врачей», весьма туманно представляя, с чем они имеют дело. Вот теперь их ожидает, практически, неминуемая встреча с земством, поскольку мы всё дальше и дальше катимся назад к какой-то никому неведомой «семейной медицине»…
Я же, под «светом в конце тоннеля» понимаю некий вид компромисса, который всё же должен быть заключен между всеми слоями населения.
Некое мифическое сообщество людей, под названием «больница», повышает цены на медицинские услуги и лекарства. Другое, не менее шарлатанское, «предпринимательство» ― на продукты, товары и услуги разного рода. И эта гонка в ближайшее время не собирается прекращаться. Цены растут, в уродливой пропорциональности. Одному Богу известно, чем это дело закончится…
Но вот незадача… В магазин можно не пойти, некоторые газеты можно не читать, некоторые умудряются пользоваться ТВ лишь в виде снотворного, на базар можно «забить» и выращивать продукты на своём огороде, жить можно на подножном корму, топиться окружающим лесом. Украсть, наконец! Всё можно стырить, даже болезни… Одного нельзя украсть ― собственного достоинства ― с которым мы и попадаем на кладбище.
Так всё-таки, может, нужно угомониться (заметьте, не остановиться!) и задуматься. Хотя бы некоторым!?. Вообще задуматься, кого и что можно запускать в эту зону и кто эти потоки будет контролировать!?. Ведь в этом зыбком мерцающем пространстве находятся вполне конкретные люди, которых мы, все, хорошо знаем!
А то ведь перестреляем друг друга, к чёртовой матери…


[1] Цифирь только кажется приблизительной, но если разложить её в среднем по всему населению района, вы можете тотчас убедиться в её реальности.

2011-12-08

Активность нервной системы влияет на результативность похудения | Новости медицины на EUROLAB

     Просто уму непостижимо, до чего дошла современная наука... 
     Они уже нам пишут, что  оказывается... симпатическая система... обладает катаболическими свойствами!?. За кого же они нас имеют!?. Они нас имеют за лохов!.. Наверное, они в Австралии плохо совсем учат физиологию да и остальное, что связано с медициной.