2011-12-17

Разъяснения про свет в конце тоннеля

«…Медицина поистине есть самое благородное из всех искусств. Жизнь коротка, путь искусства врачевания долог, удобный случай скоропреходящ, опыт обманчив, суждение трудно. Поэтому не только сам врач должен употреблять в дело всё, что необходимо, но и сам больной и окружающие и все внешние обстоятельства должны способствовать врачу и его деятельности. Врач, знающий только медицину, не знает медицины».

«Я не буду предсказывать счастье, удовлетворять нездоровое любопытство, изумлять или мистифицировать. Я даю советы только тем, кто имеет проблему и чувствует потребность в помощи. Вместо предсказаний и прогнозов, я пытаюсь установить правильное мышление, которое поможет смягчить или полностью устранить неблагоприятные тенденции… я придерживаюсь точки зрения свободной воли и эмоционального самоконтроля в противоположность фатализму и предопределенности».

Гиппократ.


Насчет «света в конце туннеля».

У Сократа есть замечательное выражение «Я не знаю, что надо делать… Но я очень хорошо знаю, чего не надо делать». Так вот, чтобы до этого дойти, Сократу, наверняка, приходилось много думать. Этого и я прошу. ДУМАТЬ! Люди не хотят думать и скатываются в мнимый апокалипсис («мы все умрём»), а он уже существует давным-давно и работает круглосуточно!

Что до меня, то клятва, приписываемая Гиппократу более надумана, чем существовала в действительности. Скорее всего, она была изобретена его нерадивыми учениками на основании его мудрствований… Ну, какая, на хуй, могла быть клятва в те времена!?. Я уж и говорить не хочу о том, что в среде порядочных философов клясться, до сих пор, считается дурным тоном. Ведь клятва, сама по себе, предполагает измену. Но не будем отвлекаться.

Так вот, что я хотел сказать своим опусом (а обращался я непосредственно к жителям города Кролевец)? Да только то, чтобы они сами занялись обустройством своего места проживания!!! Ну, никакой глава гос. администрации не будет устанавливать порядки в клинических отделениях местной больницы. Режьте меня на ленты, ― не будет! У него одних только совещаний расписано на год вперед «полная жопа огурцов»!!!

Во-первых, он понятия не имеет, как оно работает, это отделение. Люди с председательской железой вообще мало понимают в таких вещах, как медицина… Во-вторых, советники, которых они набирают себе в помощь (это, кстати, отдельная тема ― как можно, по трезвому, приобретать таких помощников!?), и того более далеки от понимания, что медицина из себя представляет (в том смысле, что «путь искусства … долог, удобный случай скоропреходящ, опыт обманчив, суждение трудно») ― что может понять рогатый скот в таком изумительном изяществе и что он может выдать «на гора́», кроме мычания!?. А Вы, кстати, обратите внимание, как лицо властьпридержащего, при произнесении указанных слов, приобретает бычье выражение и поведение тоже становится быковатым. А уж «свободная воля и эмоциональный самоконтроль» так и вообще повергают оного в «хрустальный мрак бокала»! В-третьих, и что самое главное, никто из властьимущих и не хочет заниматься этой проблемой! На кой хуй им этот головняк и приключения на жопу!?.

Вот, что я хочу, чтобы поняли люди. Срать управленцы хотели на процесс (а говна у них предостаточно), в отличие от разумного поручика Ржевского [1]. Их интересуют только упаковка (уборка территории больницы на субботниках) и результаты (в виде «хороших» показателей), которые позволяют получить достаточное государственное финансирование. Последнее они рачительно направляют в свои карманы, чему несказанно радуются, и дома и на работе.

Я лишь хотел сказать, что общество просто обязано заботиться о детях и стариках (а они наиболее беспомощны, тем более, когда заболевают)! И если какая-то сука кудлатая вздумала брать мзду в виде «благодійних внесків», то пресечь это должны́ наши и тут же. Для этого не надо ехать в столицы и прочие «пальмиры». Вот тут, на месте, и решаются все вопросы. Мы же всех их поимённо знаем. Всех этих местечковых недоумков очень хорошо знаем в лицо! Мы все их очень хорошо знаем, повторяю. Не надо для этого перекрывать рельсы собственными телами. И то, что Пиндос Дристопхаевич Мудозвонов ― подлец местного масштаба, ― знать всем нам необходимо и должно́. И ему обязательно это надо знать, чтобы земля у него под ногами горела, в прямом и переносном смысле слова. И его секретарше, Засцыке Мордоблудовне Говноедовой, также необходимо ориентироваться в настроениях народа! И, упаси Боже, их перевоспитывать…

После этого санитарке в страшном сне не привидится предлагать пластиковые бахилы по рублю за пару посетителям, чтобы они не нарушали микробиоценоз больницы! И никакая шишколобая конторская крыса не заставит её это сделать.

И никакой главный врач не позволит себе, даже в пьяном угаре, сказать, что «денег на лекарства и аппаратуру нет и мы завтра больницу закрываем». Потому что не будет у него иномарки, жрущей дорогостоющее топливо на наших разухабленных дорогах. Потому что колеса надобно ему пробить очень мощными и ржавыми гвоздями, а не водку с ним хлестать, думая, что он вам поможет, когда вы заболеете. Дома у него трёхэтажного не будет с двухметровым забором, на содержание и ремонт которого уходит львиная доля больничного бюджета. Жена его, после действий такого рода, должна бояться выходить на улицу (про стыд я умолчу!). И чугуннорылые его замы не будут подражать ему, а нормальные люди будут стыдиться идти на такую мерзкую должность и детям своим вталдычивать такую вот филососфию.

Только тогда нашим родителям будет спокойно житься на этой конкретной земле ― и вот только тогда эта земля разрешит нам считать её нашей родиной.

Я пил в больнице (в т. ч. и водку), я ел в больнице, я праздновал свои дни рождения в больнице, я спал в больнице, я опаздывал на работу в больницу, я за полночь уходил из больницы, я развёлся в больнице, я вновь женился в больнице, я лечил в больнице, я жил в больнице, вместе с остальными (и больными, в том числе). Меня наказывали в больнице, у меня погибали в больнице, у меня выздоравливали в больнице. Вообще, у меня много чего случилось в больнице. В боль-ни-це! За что мне быть обезьяной!?.

Я заслужил право так говорить и я знаю, чего не надо делать.

«― Не извольте беспокоиться, мессир, ― отозвался Азазелло и обратился к Варенухе: ― Хамить не надо по телефону. Лгать не надо по телефону. Понятно? Не будете больше этим заниматься?» [2]

Вот этого и другого, общечеловечески-понятного (описанного в 10-ти заповедях, кстати), делать не надо.

Другое дело, что мы не слушаем и не слышим…

Другое дело, что мы не хотим умирать в одиночестве…

И поэтому эта сутолока продолжается долгое время.

И я также знаю, что всё, в этом мире, конечно (2-й закон термодинамики), ― так что и это пройдет, как и всё в подлунном мире…

Я думаю, Янукович иже с ними только «подпрыгнули бы в бане от восторга», что в некоем Залупинске, построили нормальное здравоохранение ― могут же, блядь!..






[1] Вопрос: поручик Ржевский, вы любите детей. Ответ: Нет. Но сам процесс… (анекдот)
[2] Булгаков М. А. «Мастер и Маргарита».